Формирование андеграундной и, в частности, электронной музыкальной сцены Ирана началось относительно недавно. Оно стало частью медленно набирающих обороты внутренних социально-политических реформ после исламской революции, произошедшей более 30 лет назад. Начало этим изменениям положило избрание реформатора и центриста Хасана Рухани в качестве главы государства в 2013 году. Новый президент вернул Иран в мировую политику, который долгое время пребывал в изоляции, придушенный жесткими международными санкциями.

Исламская Республика, захватившая власть в Иране в результате революции в 1979 году, поставила крест на цветущей поп- и рок-сцене страны. Государством одобрялись лишь народные и классические стили. Так продолжалось до тех пор, пока пришествие формата MP3 и глобальных цифровых СМИ не породило новое поколение музыкантов, игравших тяжелое техно, текстурный эмбиент и шумную электронику.

Учитывая, что поп и рок в Иране традиционно причислялись к мейнстриму, неудивительно, что инструментальная электронная музыка была практически обречена на статус андеграунда. Во-первых, она зачастую не включает в себя вокал и тексты, что делает её чистой в глазах режима, не считающего такую музыку идеологической угрозой. Во-вторых, как и на западе, процесс производства электронной музыки целиком и полностью лежит в руках самих музыкантов. Ни от кого не завися, они могут записывать, оформлять и продавать свои пластинки прямо дома, или же отсылать их иностранным лейблам и журналистам. Локальные экспериментальные исполнители нередко выступают с живыми концертами в Тегеране (и могут позволить себе делать это чаще, чем в куда более дорогих городах наподобие Лондона или Нью-Йорка), и даже недавно организовали собственный фестиваль, получивший название SET.

Вместе с тем, под нешуточную угрозу молодую развивающуюся сцену ставит недавнее избрание консерватора и изоляциониста Дональда Трампа президентом США. Речь идёт о недавно выдвинутом и введенном в действие предложении о запрете на въезд в США жителям ряда мусульманских стран. Среди них оказался и Иран. И это несмотря на то, что последнее участие выходцев из Ирана в терактах на американской территории датируется 11 сентября 2001.

«Запрет на въезд стал для нас более сильным ударом, чем может показаться изначально», — утверждает Сиявуш Амини (Siavash Amini), один из первых новаторов электронного андеграунда Ирана. «Запрет не повлияет на нас как на личностей и музыкантов, но он определенно подвергнет опасности жизни многих жителей Сирии, Ирака и Йемена». Также действия новой администрации могут существенно замедлить развитие экспериментальной сцены Тегерана. Например, ни один более или менее крупный музыкант не захочет посещать Иран для участия в фестивале SET, так как наличие иранской визы может привести к отказу на въезд в США в будущем.

С целью поддержать всход первых ростков иранского андерграунда, мы предлагаем вам ознакомиться со списком из 8 его наиболее интересных музыкальных проектов, являющихся предвестниками будущего буйного роста местной электронной сцены.

Nesa Azadikhah


Основным источником вдохновения для студийных творений Несы Азадихах служат её диджейский опыт и городские шумы Тегерана – мегаполиса с 8 миллионами жителей. Фундаментом для её выпущенного самиздатом EP «Random City» выступает гул автомобильного трафика, а также голоса и разговоры мириадов прохожих, наполняющих столичные улицы. Звуки большого города удивительно мелодично ложатся на тихие биты в каждом из трех треков EP. В последнем из них голоса выходят на передний план; в этом им помогают роботические вокалы, добавляемые Азадихах на последних минутах. На ряду с ударным битом, вокалы набирают силу, но лишь чтобы неожиданно прерваться на полуслове.

Tegh and Kamyar Tavakoli

 Шахин Энтезами (Tegh)
                                                                              Шахин Энтезами (Tegh)

Совместная пластинка Камьяра Таваколи и Шахина Энтезами (более известного под псевдонимом Tegh) «Through The Winter Woods» — это возможно один из самых шумных, абстрактных и лишенных битов альбомов за всю историю тегеранской сцены. Ледяные интонации гитар, синтов и полевых записей перемешаны дуэтом в единую бурлящую массу, утопающую в бесчисленном количестве звуковых эффектов и обработок. В заключительном треке «Disappeared Stratum» можно разобрать субтильные переборы струн и потусторонние голоса, скорее всего взятые из старых радиопередач. Но за исключением этого, «Through The Winter Woods» оправдывает свое название в духе блэк-метала, ни на секунду не сбавляя свой пронзительный и покрытый многочисленными шрамами эмоциональный накал.

Idlefon


Проект тегеранского музыканта и программиста Хесама Охади (Hesam Ohadi) берет за основу европейскую школу эмбиента и глитч-электроники, сопровождая её вкраплениями перкуссии и перестукивающихся ритмов. Два его альбома, изданные чикагским лейблом Tympanik Audio, служат билетами в инструментальный вояж по рекам обработанных биткрашером битов, что придает им нотки индастриала в лучших традициях Трента Резнора. «Submarine» 2015 года выхода неспешно переходит от одной меланхолической мелодии к другой, словно прибой, омывающий пустынный берег. Между тем, суматошная синтезаторная перкуссия придает убаюкивающему плеску волн некоторой резкости, словно прибрежная галька, подхваченная и уносимая в океан бурным потоком.

Sote


Ата Эбтекар (Ata Ebtekar) покинул Иран в возрасте 11 лет. Вернувшись на родину 3 года назад, он быстро заслужил статус одного из светил иранского андерграунда. Имея американское и иранское гражданство, он прожил и проработал в Сан-Франциско большую часть жизни (даже издав 12-дюймовку на легендарном лейбле Warp Records в далеком 2002 году). Более свежие релизы Sote, наподобие «Architectonic» 2014 года выпуска и кассета с агрессивным нойз-техно «Hardcore Sounds from Tehran», принесли ему широкую известность в полуподвальных клубных помещениях Ирана. Помимо этого, на недавнем берлинском фестивале электронной музыки CTM он в сотрудничестве с Сиявушем Амини и 9T Antiope провел целый сейшен, посвященный экспериментальной музыке Ирана. В рамках своего выступления музыкант отошел от брутальных битов в духе «Hardcore Sounds», представив обладающую шероховатой текстурой электронику, расширенную звучанием народных иранских инструментов.

Siavash Amini

Невольно ставший одним из серых кардиналов сцены, своей зернистой электроникой Сиявуш Амини выражает больше чувств и эмоций, чем любые слова. Ранние работы Амини основывались на построении воодушевляющего эмбиента вокруг буйнорастущих гитарных мелодий — Амини начинал свой творческий путь с метала. При этом его новый материал больше похож на звуковые вспышки сверхновой, образованные в результате коллапса пространных компьютерных дроун-ревербераций, которые своим объемом могли бы заполнить внутренности какой-нибудь звезды. Протяжные композиции разворачиваются перед внутренним взором слушателя постепенно, сперва забрезжив где-то на горизонте, а затем заняв собой все поле зрения без остатка. Тегеранские коллабораторы Амини дополняют его музыку вплетением скрипки, виолончели и кларнета, которые можно услышать в «Subsiding» 2015 года. А в случае кассетного релиза «Familial Rot», отправной точкой для одной из наиболее громких и насыщенных деталями шумовых композиций за всю карьеру музыканта стало стихотворение американского поэта Мэтта Финни, прочитанное самим автором в начале трека.

Bescolour

За последние годы свет увидело несколько неплохих цифровых компиляций, посвященных ключевым фигурам иранского эмбиента. Но Compilation of Iranian experimental music от лейбла Flaming Pines пожалуй, лучшая из них. Помимо именитых продюсеров, уже упомянутых в этом списке (Siavash Amini, Sote, 9T Antiope и пр.), компиляция воздает должное и молодым перспективным музыкантам, которые имеют лишь пару треков за душой. Среди них стоит выделить тегеранского битмейкера Bescolour, смешивающего водянистые ритмы и пронизывающие слух мелодии в 10-минутые бэд-трипы по просторам кислотного минимал техно. Также стоит упоминания Umchunga (в миру Nima Pourkarimi), который замыкает сборник неспешными эмбиентовыми лупами. Они постепенно набирают силу, лишь чтобы с оглушительным взрывом обрушиться под собственным весом ближе к окончанию трека.

9T Antiope


Предпосылкой к образованию дуэта послужила игра обоих его участников на скрипке для Тегеранского Оркестра Камерата. Впервые Нима Агиани (Nima Aghiani) и Сара Бигдели Шамлу (Sara Bigdeli Shamloo) заявили о себе на андеграундной сцене в составе альт-поп трио Migrain Sq. Но в 2014 они решили мигрировать в Париж и основать там проект 9T Antiope, названный в честь двойного астероида (90) Антиопа, бесконечно кружащегося в астероидном поясе между Марсом и Юпитером. «Наша музыка имеет всего два основных аспекта», — объясняет Сара. «Это электроника, инструменты и различные их сочетания, а также вокал и тексты». Основной фишкой группы является противопоставление душещипательной скрипки и насыщенного эмбиента на фоне с поразительными вокальными данными Шамлу. Помимо этого, дуэт никогда не упускает возможность резко свернуть с проторенного пути, заводя слушателя в мрачные и витиеватые закоулки нойза. Последний студийный релиз группы «Isthmus» состоит из 35 минут незамутненной красоты, знакомя нас с более мягкой и утонченной стороной звучания дуэта.

Porya Hatami

Родившийся и выросший в провинциальном городке Сенендедж (провинция Курдистан), эмбиент-музыкант Porya Hatami нередко использует полевые записи и естественные звуки окружения в качестве исходной точки для своих богатых на мелкие нюансы треков. Обработанные фортепианные мелодии кружат по лишенным какой-либо четкой формы звуковым пространствам Хатами, лучшим образчиком которых служит его недавно вышедший альбом «Phonē to Logos». Импрессионистский подход музыканта к составлению мелодий лишает их телесности и какого-либо поверхностного натяжения, благодаря чему в них проще простого затеряться раз и навсегда. И лишь после окончания альбома вы обнаружите себя самосозерцательно наблюдающим за колыханием ветвей деревьев за окном на протяжении последнего часа.