Чистое поле и сараи, заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”

Чистое поле и сараи, заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”

В техасском Бёртоне трио музыкальных энтузиастов совместно с непринуждённым продюсером Стивом Кристенсеном создало экспериментальное звучание, вдохновлённое 70-ми. И всё это произошло на его передвижной студии звукозаписи. В свежем интервью изданию MusicTech, участники группы Khruangbin рассказали о процессе записи нового лонгплея “Mordechai” и секрете своего звучания, переводом данного материала делится с вами редактор Underrated Григорий Зингер.

«У нас бы ни за что не получилось сделать это в обычной студии» — замечает гитарист Khruangbin Марк Спир, кивая головой. С ним согласны басистка Лора Ли Очоа и ударник Дональд DJ Джонсон. Нестандартный подход позволил Khruangbin отвлечься от шума Хьюстона и творить собственное искусство в деревенском сарае. Их репточка и студия звукозаписи находились буквально посреди местной флоры и фауны.

«Понимаете, это сарай. Голый грязный пол», говорит давний продюсер Khruangbin и обладатель Грэмми Стив Кристенсен. «Вы полностью во власти стихий. Если пойдёт дождь — всё кончено».

Если предыдущие работы коллектива ещё не убедили вас в том, к какому волшебству приводит такой любопытный подход, то третья часть истории, Mordechai, уж точно заставит выставить микшерный пульт прямо посреди кукурузного поля.

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”
Аппарат Кристенсена — именно то, чего ждёшь от  дорогой студии, но он выставляет его в сарае

В чистом поле

Стив Кристенсен занимается продюсированием Khruangbin начиная с первого EP “A Calf Born in Winter”. За эти шесть лет творческий процесс лишь незначительно изменился. «Ещё во время нашей первой совместной сессии Марк заразил меня идеей отправиться в сарай и записать выступление живьём», вспоминает Стив. «У меня была мобильная аппаратура, так что это было мне под силу, и я работал с ней прежде. Всё было словно на Диком Западе. Всё происходило в естественном потоке, и я просто выставил рядом с группой микрофоны, не заморачиваясь над звукоизоляцией. Их невероятная сыгранность породила этот волшебный, очаровательный звук, который звучал на протяжении четырёх потрясающих и плодотворных дней творчества».

Следуя за успехом дебютного EP, вышедшего на Night Time Tales при поддержке Bonobo, Khruangbin выпустили первый альбом «The Universe Smiles Upon You». Пластинка вывела их на крупные фестивали, также группа выступала на разогреве у Tycho и Джона Мисти (Father John Misty). Вышедший следом «Con Todo El Mondo» закрепил за ними статус внушительной силы (пусть и спокойной), достиг успеха у критиков и расширил базу поклонников.

Заглянув вперёд в 2020, мы увидим, что Стив по-прежнему объясняет запечатление звука Khruangbin для альбома «Mordechai» практически так же. Ключевым отличием третьего альбома по сравнению с предшественниками стало коллективное решение уделить больше внимания каждому отдельно взятому инструменту.

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”
Подвижная сборка для записи включает несколько Tree Audio The Branch, два Highland Dynamics BG2 в качестве DI, а также мониторы ATC SCM25A.

«Этот альбом в частности наделён более плотным звуком потому, что я принёс в сарай кучу дополнительного оборудования, чтобы контролировать ощущение пространства. Пришлось тащить всевозможные перегородки и примочки», говорит Стив. Khruangbin записывают свой материал строго как трио с минимумом дополнительных дублей, так что уменьшение фона и настройка акустики внутри сарая была наиболее эффективным способом управлять звуком без ущерба для динамики группы. «Они должны играть вместе», продолжает Стив. «Звучание группы — это то, что они создают втроём и одновременно».

Наблюдение

Хотя впечатляющее портфолио Стива начинается со случайного концерта в качестве звукорежиссёра на выступлении Destiny’s Child, его мудрость — это скорее результат многочисленных проб и ошибок, чем плод строгих руководств: «Я читал все эти статьи о классической звукозаписи, где у продюсеров и специалистов берут интервью. Они говорили о том, как вели запись, и я пытался использовать некоторые из их наработок в собственных проектах, но звучало всегда из рук вон плохо. И это раздражало. Но теперь я осознал, что техника — это лишь малая часть. Особенно с Khruangbin – это просто их естественный звук.»

Стив благородно скромничает, когда речь заходит о значении принятых им решений для создания уникальных особенностей звучания группы. «Единственное творческое решение, принятое мной», — утверждает он, — «которое могло повлиять на музыку Khruangbin – это мой выбор использовать только динамические микрофоны с самого начала». В действительности, конденсаторные микрофоны никогда не использовались для того, чтобы запечатлеть инструменты и голос коллектива. «Мои исследования всех тех прекрасных пластинок из 60-х и 70-х — золотой эры музыки — были тем, что я привнёс на ранней стадии, поскольку я не хотел записывать их так, как это делают сейчас. Я хотел использовать более старомодную технику.»

«Знаете, это очень легко даже с ударными», — продолжает он. «AKG D20 B на бочку, Sehnheiser MD 441-U сверху на рабочий и MD 421 снизу. Ещё несколько SM57 на томы, а потом AKG D19 в качестве общего моно-микрофона над установкой.» Бас Лоры записан на Highland Dynamics BG2 с подложкой в виде динамического микрофона и выведен с помощью Tree Audio The Branch. Гитара Марка записана просто на динамический ленточный микрофон Beyerdynamic M160 на усилителе — «это гиперкардиоидный микрофон, что позволяет немного сгладить шум», говорит Стив.

Впрочем, как зачастую бывает при создании музыки, на этом список не заканчивается. Стив записывает в Pro Tools при помощи целого ряда микрофонных предусилителей и чрезвычайно лёгкой компрессии. «Я использую базовую басовую компрессию. Честно говоря, это всё. Компрессия есть только на басу. Совсем чуть-чуть, знаете ли.» Гитара Марка преодолевает несколько педалей прежде, чем звучит в микрофон, и Стив может добавить немного обработки уже после записи. «Я достаю ревербераторы и катушечный дилэй, и во время записи я добавляю и сохраняю эти эффекты». Сопоставьте это с естественной атмосферой сарая, ставшего духовным пристанищем группы — и в результате получите неземное, психоделическое звучание.

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”
Подход Кристенсена к записи ударных подразумевал использование исключительно динамических микрофонов, включая известные своей хрупкостью AKG D-19 над головой.

Хотя Стив и Khruangbin пытаются избежать дополнительных слоёв обработки, на «Mordechai» в целом ряде песен ключевое место занимает вокал, в отличие от предыдущих альбомов. Это означало необходимость возвращаться к отработанному материалу и подчищать некоторые дубли — или как в случае с третьей композицией «Connaissais de Face», добавить музыки немного «крутизны». Прослушивая трек, Стив сказал группе: «Ребята, всё должно быть немного круче. Понимаете, сейчас ещё недостаточно круто. Этой обратной связи было вполне достаточно. Затем Марк и Лора ответили «ну, ладно». Потом они ушли, выпили текилы и вернулись с идеей добавить момент с мелодекламацией. Они написали историю про людей из Хьюстона, из одного конкретного места, про которое они знают. И в этом была ностальгия о прошлом в Хьюстоне, так что они добавили сверху вот эту сексуальную речь, и в конце концов получилось круто.»

Марк присоединился к сведению, а его дабовый фон является дополнительным элементом общего звучания. «Марк и сам по себе крайне талантливый звукорежиссёр. Он родом из даба, так что может использовать студийное пространство крайне творчески. Дабовая музыка бьёт на поражение; это крайне интересный способ использовать студию, чтобы создать звучание. И он в этом очень хорош. Я знал об этом, так что сперва я усадил Марка за пультом и позволил ему послушать, как будет лучше, а потом он сигнализировал мне о желаемом звуке, и я его дорабатывал. Это закрепило звук KB – возможность Марка наблюдать напрямую и принимать творческие решения.»

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”
Вид из-за барабанов DJ на поля Бёртона, Техас.

Под давлением

Одна из наиболее впечатляющих, и в то же время редко затрагиваемых особенностей дискографии Khruangbin – тот факт, что большинство их композиций написано в том же самом сарае.

«Иногда у нас появляются отдельные куски песен, и мы соединяем их в сарае, но зачастую нам просто что-то нравится, и мы вместе отталкиваемся от этой точки,» — говорит Марк. Трио может провести от нескольких дней до двух недель за этим процессом. Такой подход наполняет воздух духом старой школы, стремящимся выйти за рамки обыденности.

«У каждого альбома своя Вселенная, так что когда приключение начинается, никогда нельзя знать его исход заранее», — добавляет Лора. «И с этим проектом получилось точно так же. Мы ничего не планировали заранее. Это словно выплеснуть краску на стену, а затем посмотреть, как сочетаются цвета. Если всё здорово, вы продолжаете двигаться в том же направлении.»

Впрочем, как известно любому продюсеру и звукорежиссёру, поддерживать артистов в должной форме, предоставляя им творческое пространство — тоже своего рода искусство, и Стив владеет им как надо. «Это наша третья вылазка, когда всё настраивается на месте — даже песен нет, они создаются прямо там. В такие моменты думаешь: «Ни фига себе». Чтобы писать, они должны находиться под этим давлением, и нахождение вдали от цивилизации очень ему способствует. Но иногда я говорю: «Ребята, нет песен». Они играют и звучат роскошно, но песни нет, понимаете? Так что я иду домой и прошу набрать меня, когда что-нибудь будет написано. Тогда Марк и Лора погружаются в эту необычную креативную среду, в которой, как мне кажется, находится место страху, безумию и давлению. Они возвращаются с потрясающими идеями, и здесь в игру вступает DJ, помогая привести аранжировку композиции к финальному виду. На записи они исполняют свои песни и воплощают задумки в жизнь впервые».

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”
Кристенсен: «Вы полностью во власти стихий. Если пойдёт дождь, всё кончено.»

Удалённая запись

К счастью, сарай — это нечто большее, чем просто способ запечатлеть уникальные записи. Кроме этого, он служит побегом от суеты современной жизни. «Это сильно помогает творческому процессу, ведь там мы отрезаны от всего», — поясняет Лора. «Никакого Wi-Fi, рядом ничего нет. Так что когда вы в сарае — время творить. А больше там делать и ничего. В то же время, если вы на студии в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе, постоянно заходят друзья, или по утрам есть чем заняться. Но если мы выделяем часть своего времени для поездки на ферму — мы больше ни на что не отвлекаемся.»

Запись Mordechai была не столь напряжённой, как предыдущие сессии, оставляя больше времени для размышлений без спешки к конкретному сроку. «Прошлые два альбома были записаны в один заход. В этот раз мы останавливались дважды. Когда отдыхаешь от проекта, он как бы вызревает, или маринуется. Это ещё один важный аспект этой пластинки», — добавляет Лора.

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”

Когда слушаешь сёрф-роковые, психоделические интонации The Universe Smiles Upon You, или расслабленный экзотический фанк Con Todo El Mundo, становится очевидным, что истоки звучания лежат далеко за пределами США. Давно известным фактом является то, что на их неповторимый стиль повлияли старые записи из Тайланда, Ирана и стран Средней Азии. Название группы, например, переводится с тайского как «самолёт». Впрочем, без их родного Хьюстона список вдохновителей последнего альбома выглядел бы неполным. Недавний EP группы совместно с Леоном Бриджесом, «Texas Sun», отличает ярко выраженный оттенок американы и соула, и то же самое можно сказать про «Mordechai».

«Хьюстон — кипящий котёл множества культур», рассуждает DJ. “Думаю, на всех нас повлияли различные корни, языки и техники. То, что это происходит в настолько культурно разнообразном городе — само собой разумеющийся факт. И я думаю, что Mordechai в конце концов звучит по-хьюстонски, поскольку хотя в нём так много элементов со всего света, каждый из них можно отыскать дома.

“Я никогда бы не увлёкся крейт-диггингом, если бы не родился в Хьюстоне”, говорит Марк. И эта страсть позволила группе облететь весь мир — как буквально, так и благодаря AirKhruang – радиошоу, организованному участниками трио и управляемому алгоритму, который выстраивает плейлист согласно особенностям предыдущей композиции.

Чистое поле и сараи заставленные дорогой аппаратурой: Как был записан альбом Khruangbin “Mordechai”
Khruangbin живьём в O2 Academy Brixton. Слева направо: Дональд DJ Джонсон, Лора Ли Очоа и Марк Спир.

Бесконечная петля

Те, кому повезло увидеть Khruangbin вживую, могли оценить экспериментальное хип-хоп-поппури ближе к финалу выступления — или, по крайней мере, солянку из песен, откуда были взяты оригинальные сэмплы. Когда переслушиваешь дискографию группы, проглядывают отблески хип-хопа, но их недостаточно, чтобы заподозрить кого-то в тонкой редактуре и ресэмплинге во время написания.

«Большинство нашего созидательного процесса — сэмплинг самих себя, а затем нарезка и перемещение этого материала», — говорит Марк. «Особенно если думаешь, что тебе не нравится гитара, и ничего не происходит. Почему бы не взять нашу песню, которая мне очень сильно нравится, а затем не нарезать её и не попытаться создать нечто новое?»

Хотя в музыке Khruangbin слышно постоянное развитие, на самом деле она полностью построена на петлях, и первоначально пишется под ударные брейки. Лора описывает процесс: «Когда я пишу басовые линии, я обычно записываю их поверх басовой петли, и в конце концов это приводит к тому, что когда я записываю, я автоматически думаю петлями, а в хип-хопе, если у тебя классная петля — этого хватит на всю песню.»

То, как Марк понимает петли, тоже помогает в создании музыки. «Если получается сделать петлю, которую переслушиваешь снова и снова, и она не надоедает… Что ж, либо вы написали хаус, либо хип-хоп, либо какую-нибудь электронную музыку, где гармония — не определяющий фактор. Это вам не перейти из части A в часть D, это просто 8 тактов по сути идентичной последовательности аккордов. И на данный момент, наша самая успешная песня White Gloves это доказывает. Она представляет из себя как раз одну из таких петель на 6 тактов.»

Mordechai” следует этой тенденции, добавляя к ней дополнительные вокальные мелодии и больше оптимистичных танцевальных ритмов. Особенно — заглавный сингл «Time (You And I).»

«Не знаю. Мне просто хотелось написать песню с диско-проигрышем», — говорит о сингле Марк. «Мне буквально больше ничего не было нужно. Я чересчур переслушал танцевальной музыки из поздних 70-х и ранних 80-х. Я хочу, чтобы это сыграл Ларри Левант. Я знаю, что он не может, но я хотел бы.»

Пожалуй, самое интригующее в творчестве Khruangbin – отсутствие дотошного планирования, избавление от чересчур навороченных методов звукозаписи и абсолютная свобода творческой мысли. Вы не услышите работу, определяемую совершенством записывающих технологий и желанием лейбла прославиться среди широких масс. Зато услышите трёх людей, рисующих на голом холсте и позволяющих слушателям оценить результат в первозданном виде. Успех первых двух пластинок не вызывает сомнения, что «Mordechai» последует их примеру.