Не K-Pop единым: другая сторона электро-поп сцены Южной Кореи

Не K-Pop единым: другая сторона электро-поп сцены Южной Кореи

В прошлом году сеульская синти-поп исполнительница Neon Bunny посетила фестиваль South By Southwest в Остине, штат Техас, а затем отправилась в масштабный тур по Европе. И где бы она ни выступала, журналисты и организаторы представляли её не иначе как певицу в жанре K-Pop.

«Довольно странно, согласитесь: на родине мою музыку не относят к K-Pop, но за пределами Кореи я – K-Pop музыкант», — позднее расскажет Neon Bunny (в миру известная как Юуджин Лим) в онлайн-интервью. К слову, она любит корейскую популярную музыку; к её рекомендациям относятся дебютник Blackpink и альбом Cosmic Girl «Secret». Тем не менее ей самой не льстит причисление к данному жанру.  «Что ж, я кореянка, и я играю поп. Наверное, это в некотором роде делает меня K-Pop певицей», — с иронией отмечает она.

Но это не отменяет того факта, что когда люди говорят об исполнителях K-Pop, зачастую они подразумевают нечто вроде следующего: группа молодых юношей и девушек, выводящих сладкозвучные гармонии на фоне лощенной электроники, которая сочетает в себе обладающие положительными вибрациями и заразительной энергетикой элементы из целого ряда местных и западных жанров. Нашумевшие за последние пять лет корейские популярные исполнители пользуются популярностью и в зарубежье – не без помощи крупных лейблов, вкладывающих в них массу усилий и денег. Но в случае проекта Neon Bunny, Лим ведет свои дела чуть ли не в одиночку. И даже во время вышеупомянутого интервью она продолжала собственноручно оформлять отправку физических копий ее последнего альбома, «Stay Gold».

«Если бы на горизонте появилась понимающая и уважающая мою музыку компания, то я бы согласилась сотрудничать», — утверждает она. «Возможно, тогда мне бы не пришлось тратить столько времени на упаковку CD и все в таком духе. И вместо этого я могла бы заниматься написанием музыки».

Корейская поп-сцена впитала в себя звучание синтезаторов и прочих электронных элементов ещё несколько десятилетий назад. Мейнстримом того времени был кроссовер, но национальная «королева техно» Ли Юн Хен (Lee Jung Hyun) и коллективы наподобие Clazziquai Project помогли понести электронику в массы. Между тем, инди-сцена Сеула всегда по большей части склонялась к классическому року.

«В Южной Корее термин «инди» зачастую ассоциируется с акустической музыкой или типичной музыкой «рок-групп». В этом свете неудивительно, что до недавнего времени Сеул не мог похвастаться большим количеством независимых электронных музыкантов», — добавляет Су Юн Ли (Soo Yung Lee), издающаяся под псевдонимом Aseul. «В столице полно молодых и талантливых электронщиков, но нельзя сказать, что их музыка пользуется особой популярностью. Мне кажется, виной тому корейские редакторы, которые в силу своего возраста просто не в курсе о новом поколении музыкантов».

Но несмотря ни на что, прошлый год ознаменовался целой чередой фантастических работ в жанре корейского электро-попа, часть из которых не осталась незамеченной и зарубежными слушателями. Neon Bunny засветилась на довольно популярном YouTube-канале и (как ни странно) в передаче «События прошедшей недели с Джоном Оливером». Тем временем, без внимания со стороны иностранных фанатов не остались свежие альбомы Aseul «New Pop» и «Freckles» от ветерана индитроники О Хи Юн (Oh Hee Jung). Судя по всему, меломаны по всему миру начинают понимать, что на корейской электронной сцене назревает нечто нешуточное.

«Основным отличием между сегодняшней картиной и тем, что я наблюдала на начале своего карьерного пути примерно 5 лет назад, является заинтересованность крупных компаний в инди-музыкантах. Дело в том, что раскрутка идолов требует немалых вложений, а независимая музыка невероятно дешева в производстве», — продолжает Лим. По её мнению, новое поколение корейских слушателей куда больше заинтересовано в инди-сцене, нежели в глянцево-приторном K-Pop.

Именно этой сцене обязаны своему появлению на свет несколько лучших корейских альбомов 2016 года, которые объединили головокружительные электронные ритмы и полный контроль музыкантов над каждым аспектом процесса их создания. Эти музыканты не только показывают, что их родина может предложить слушателю что-то кроме конвейерной поп-музыки, но и что плоды их творчества достойны самого пристального внимания. С целью убедиться в этом на собственном опыте, ниже мы рассмотрим несколько лучших корейских электро-поп релизов прошлого года.

Kirara

Ранее издававшаяся под именем STQ Project, теперь эта видная представительница сеульской инди-сцены пишет энергичный электро-поп и смело переосмысливает творчество других корейских исполнителей в собственных ремиксах, насыщенными мелкими деталями и штрихами в виде семплов и 8-битных сигналов, под псевдонимом Kirara. Её работы, включая горячечно-суетливый LP «Moves», буквально перегружены количеством звуков на секунду звучания: чего стоит только синтезаторный вихрь в композиции «Blizzard» или бурлящие басы в «Thunderbolt». Вместе с тем, она мастерски обращается и с индивидуальными звуками, как можно услышать по прерывистой гитаре в «Featherdance» или же по мелко нарезанным вокалам в медленно набирающей темп «Fissure». Та же манера исполнения характерна и для живых выступлений Kirara, во время которых её калейдоскопические проигрыши сопровождаются едва поспевающими за бешеным ритмом музыки визуальными эффектами.

Neon Bunny

Хайп вокруг LP «Stay Gold» начал закипать ещё в 2014 году, когда Neon Bunny выпустила дурманящий R&B трек «It’s You», отчасти вдохновленный хитом Mariah Carey «Touch My Body», но настроенчески направленный в сторону созерцательной интроспекции. Однако по причине бюрократической волокиты работа над завершением альбома заняла некоторое время.

«Я получила государственный грант на запись альбома, съемку клипов и прочее», — рассказала исполнительница. «Мне был назначен дедлайн, но я не уложилась в него. Деньги пришлось возвращать обратно, что затянулось на целый год бумажной работы».

Несмотря на все препятствия, «Stay Gold» все же вышел прошлым летом. Сет чувственных электро-поп треков вобрал в себя множество новых находок, которые Лим обнаружила для себя в процессе записи. Вдохновленные джазом, старой корейской музыкой и творчеством Blood Orange, невесомые песни наподобие «Romance In Seoul» и «Forest Of Skyscrapers» запечатлели лихорадочный темп жизни в большом городе. Альбом является отражением концепции «сеульского напряжения» — так Лим назвала постоянное и безосновательное стремление жителей столицы зарабатывать деньги.

«Название альбома было позаимствовано из повести Сьюзан Хинтон «Изгои», — рассказывает она, имея в виду персонажа произведения, любившего цитировать поэму Роберта Фроста под названием «Ничто не остается золотым». «По мере взросления довольно сложно сохранять чистоту духа и ясность сознания. В конце концов, мне нужно зарабатывать себе на жизнь, и по этой причине моя музыка иногда может быть не до конца искренней. Но несмотря на то, что оставаться золотым трудно, это то, к чему мне хотелось бы стремиться».

Aseul

Су Юн Ли начала свой карьерный путь под псевдонимом Yukari; сегодня она вспоминает написанный в ранний период творчества песни как «туманные пейзажи». В 2016 она не только сменила сценическое имя, но и полностью переменила подход к написанию музыки. «Вместо того, чтобы вариться в собственном соку самоуглубленного дрим-попа, я решила обратиться к более сильным чувствам и далекоидущим перспективам», — говорит она. Руководствуясь новым стремлением, сегодня Ли пишет музыку под впечатлением от ночного вида Сеула. «Ночной Сеул просто великолепен. Между тем, круглосуточно горящие белым и желтым окна небоскребов нагнетают на город стрессовую рабочую обстановку. Поэтому, когда моему взору представляется море неоновых и флюоресцентных огней, я чувствую глубокое одиночество».

Альбом «New Pop» прервал два года полной тишины со стороны исполнительницы, впервые издавшейся под новым псевдонимом Aseul. «За это время я успела попасть в больницу и пережить серьезное личное потрясение, в результате которого я месяцами не выходила из дома. В какой-то момент я ощутила острую необходимость избавиться от окружавших меня негативных эмоций, депрессии и чувства утраты». Треки «New Pop» отражают это чувство изоляции в своих замедленных битах и стенах гитарного фидбэка наряду со сдвинутым по высоте вокалом, придающим музыке Ли вящей тревожности. Особенно это смутное беспокойство ощущается в композиции «Weird World», по словам исполнительницы написанной после трагического крушения парома «Севол» в 2014 году. Но несмотря на заполонившую ум Aseul неясную тревогу, ей удается умело маскировать это за ширмой оживленного синти-попа в треке «Fisher» и ненавязчивом упражнении в семплировании «Give Me Five». Однако, ощущение, будто что-то не так, не покидает слушателя на протяжении всего альбома, что сделало «New Pop» одним из наиболее атмосферных релизов в 2016 году – и не только в контексте корейского попа.

Flash Flood Darlings

flash flood darlings

Родившийся и выросший в Новой Зеландии, Дже Сон (Jae Song) вернулся на историческую родину в Сеул всего пару лет назад. По возвращению он сразу же примкнул к местному инди-лейблу Young, Gifted & Wack, который и выпустил его дебютный релиз «Vorab And Tesoro», записанный под сценическим именем Flash Flood Darlings в 2015 году. «Мне очень хотелось, чтобы альбом отразил черты моей личности посредством мелодий и звуков», — рассказывает Сон. «И спустя годы я понимаю, что у меня это в полной мере удалось, хоть во многом мою тогдашнюю технику исполнения и можно назвать аматорской». Восемь искусно вышитых узорами мелодий треков альбома посвящены личным переживаниям музыканта. К примеру, размытое синти-поп панно «Byeol» повествует о трудностях взросления. Помимо этого, большим источником вдохновения «Vorab And Tesoro» послужили смешанные чувства Дже Сона, связанные с осознанием и принятием собственной гомосексуальности. Этим альбомом он стремился показать корейским слушателям, что в этом нет ничего постыдного либо предосудительного.

«Текстура звуков и синтов в моих песнях во многом сформирована под влиянием транса периода поздних девяностых и ранних нулевых», — дополняет Сон, в особенности рекомендуя к прослушиванию трек Skip Raiders «Another Day». После выхода дебютного лонгплея, он присоединился к составу нового проекта Floating Island. В данный момент Flash Flood Darlings вовсю занят записью нового альбома и надеется завершить работу над ним к концу этого года. «Я вышел на ту ступень карьеры, на которой начинаешь явственно ощущать коммерческую сторону процесса создания музыки. Но когда я чувствую это давление на себе, я просто переслушиваю «Vorab And Tesoro». Это напоминает мне о том, что я занимаюсь музыкой не только ради денег».

Oh Hee Jung

О Хи Юн наблюдала за процессом развития корейской инди-сцены чуть ли не с самого момента её зарождения. «Электронная музыка, хип-хоп и R&B набирают все большую популярность», — рассказывает она, попутно вспоминая период своего участия в рок-группе Beautiful Days с 2005 по 2012 год. «Вместе с тем, растет и количество музыкантов, играющих в своём собственном неповторимом стиле». С момента начала сольной карьеры в 2013, Юн начала делать больший упор на звучание собственного вокала и его гармоничное переплетение с электроникой. Убедиться в этом можно, прослушав вышедший этой весной 2016-го альбом «Freckles», в котором её пение бреющим полетом скользит над бурным потоком синтов и мечущихся битов. По словам исполнительницы, релиз был целиком и полностью записан в её спальне и вдохновлен солнечным светом. «Я хотела добиться неоднородного звука с привкусом аналоговых инструментов и более положительным посылом, чем в моих предыдущих работах». О Хи Юн называет «Freckles» «летней историей», и уже начала работу над её полной противоположностью, «историей зимы».

OOHYO

У Хо Ын вспоминает, что все школьные годы просидела за пианино, пытаясь придумывать простые мелодии и записывать их на свой iPhone. «Я и понятия не имела, что могла писать эти песни, используя редакторы MIDI. Но когда я поступила в университет, у меня появился первый Macbook, открывший для меня новые горизонты». Слушая музыку Phoenix, Switchfoot, The Cardigans и им подобных, она написала свой первый альбом как дань должному былым временам, проведенным за написанием песен. Дебютный LP исполнительницы «Girl Sense» вышел посредством миниатюрного инди-лейбла. Впоследствии Ын начала писать более танцевальную и оживленную музыку под псевдонимом OOHYO, обыгрывающим звучание её настоящего имени.

С тех пор она выпустила второй полноформатник, а также сингл «Youth» в начале 2016 года. Семидюймовка состояла из напитанной солнцем «дневной» версии титульного трека и освещенной неоновым сиянием «ночной» вариации. «Youth» стал очень важным шагом для меня. В нем я набралась смелости отойти от привычного «девчачего» попа, которым являлось большинство моих предыдущих записей», — вспоминает исполнительница в пресс-релизе.

Demicat

demicat

Джину Ким (Jinu Kim) – играющий абстрактную электронику под сценическим именем Demicat – является неотъемлемой частью сеульской сцены уже довольно долгое время. «В Корее всегда существовала масса диджеев, но лишь единицы из них создавали собственную музыку. Также некоторые пытались писать электронику, но это выходило за рамки корейского мейнстрима», — вспоминает он. «Что уж там, до недавнего времени даже YouTube мало кто пользовался». Ким начал писать свои интенсивные синтезаторные треки несколько лет назад, при этом не гнушаясь фанковых инструментов и вкраплений вокальных партий, исполненных, в частности, местным регги-музыкантом Koonta и Neon Bunny (к слову, Ким сотрудничал с последней и ранее, приложив руку к сведению трека «Romance In Seoul»). По причине проблем со здоровьем Demicat практически на целый год пропал с радаров, но, пересмотрев свое отношение к жизни и музыке, вернулся с шестью новыми треками для своего будущего релиза. По его мнению, рост популярности EDM постепенно приводит к выходу электронной сцены Южной Кореи из тени.

Gwonseon Maetan

Медленно, но уверенно развивающаяся корейская электро-поп сцена позволяет музыкантам заявлять о себе не только в подвальных клубных помещениях Хонгдэ и Итэвона, но и прямо из своей домашней студии. «Когда мне на ум приходит новый мотив, я сразу же напеваю его на диктофон. Затем я облекаю этом мотив в форму фортепианной мелодии в Fruity Loops», — рассказывает Gwonseon Maetan в онлайн-интервью. «Закончив с инструментальной частью, я записываю вокальную составляющую. Все это производится с помощью моего смартфона, прямо у меня дома». Maetan заведует Project IF – чем-то вроде лейбла, позволяющего музыканту выпускать синти-поп альбомы под разными псевдонимами и, таким образом, сохранять анонимность. По словам Maetan, все его работы вдохновлены культурой фурри, а также он не имеет никакого музыкального образования. Но последнее никак не мешает музыканту создавать заразительному и минималистичные электро-поп хиты.

Cabinett

cabinett

У Сок Чой (Wooseok Choi) основал свой сольный проект, посвященный французскому диско, в возрасте 19 лет, и начиная с 2013 года его танцевальные треки пользуются неустанным вниманием небольших сеульских лейблов. «Мне кажется, сейчас в тренд входят фьючер и трэп», — отмечает он. «Все больше людей бывает в клубах наподобие Cakeshop чаще, чем у себя дома». Иногда Чой чувствует себя совершенно обособленной от остальной сцены творческой единицей – настолько его знойное диско в треках «Rollercoaster Love» и «Weekend Plan» отличается от агрессивного EDM, все чаще встречающегося на электронных фестивалях Сеула. Но несмотря на это, Cabinett все же включили в лайн-ап фестиваля Ultra Korea этого года. «Я выступал после целой череды EDM-исполнителей, и моя музыка стала полной неожиданностью для слушателей. Тем не менее публика тепло меня приняла, и казалось, будто они чувствуют и понимают мою музыку».

Night Tempo

night tempo

Скорострельную подачу Кюнг Хо Юна (Kyungho Jung) можно отнести к интернет-жанру фьючер-фанк, характеризующемуся обработкой старых песен с целью осовременить их. Используя псевдоним Night Tempo, Юн творит на стыке двух знаковых для него жанров – японского диско и раннего французского хауса. При этом свой альбом «Pure Baby Maker» он посвятил переосмыслению именно японских песен периода 80-ых. Он препарирует самые заразительные мелодии из покрытых пылью треков, ускоряя их темп и сопровождая их движущей силой в виде фанковых басов и взрывов саксофона. По словам Юна, музыка для него – это просто хобби, что, впрочем, не препятствует ему периодически делить сцену с наиболее видными фигурами андерграундной электронной сцены Сеула и Токио.