Боб Дилан рассказал о своих корнях и том, что сформировало его как художника в своей нобелевской лекции

Боб Дилан рассказал о своих корнях и том, что сформировало его как художника в своей нобелевской лекции

Спустя более чем два месяца после получения Нобелевской премии по литературе, Боб Дилан, следуя традиции, отправил в Стокгольм аудиозапись своей нобелевской лекции. В 26-минутной лекции Дилан размышляет о природе и литературных корнях своего творчества, а также о песенном жанре в целом.

Дилан начал свою речь с таких слов: «Став лауреатом Нобелевской премии, я принялся размышлять над тем, как именно мои песни относятся к литературе. Мне хотелось выяснить, чем именно обусловлена эта связь, и я постараюсь объяснить это вам – скорее всего, сделав это окольными путями».

По словам Дилана, ключевой фигурой, повлиявшей на его становление как музыканта, стал Бадди Холли. «Он показал мне корни и сердцевину американской музыки. Научил чувствовать древние баллады, содержащиеся в кантри-блюзе. Но всему остальному мне пришлось учиться самостоятельно», — продолжает он.

Говоря о книгах, сформировавших его как личность и художника, Дилан называет «Моби Дика», «Одиссею» и «На западном фронте без перемен». Он лаконично, но вместе с тем красноречиво анализирует каждое из произведений, их темы, лейтмотивы, художественные приемы и язык, попутно проводя параллели с разнородным семейным деревом фолка.

«У литературных произведений, как и у песен, может быть бесчисленное количество смыслов. Но если песня берет вас за душу – это единственное, что по-настоящему имеет значение. И для этого вовсе необязательно знать, о чем повествуют содержащиеся в ней стихи. Я сам придаю своим песням множество смыслов и подтекстов, но я не волнуюсь, что кто-то может их не уловить».

«Песенный жанр непохож на литературу», — подводит итог Дилан, как бы противореча Нобелевскому комитету. «Их нужно петь, а не читать. Шекспировские пьесы предназначены для сцены, равно как и песни предназначены для пения, а не для чтения с книжных страниц. И по-настоящему песня может быть воспринята только так, как это задумывалось её автором: на концерте, с пластинки или множеством других современных способов прослушивания музыки».

Свою речь Боб Дилан завершает донельзя уместной цитатой из Гомера: «Пой во мне, о Муза, и через меня расскажи историю».