Из Парижа с феминизмом: запутанные корни парижской панк сцены

Из Парижа с феминизмом: запутанные корни парижской панк сцены

Если вам когда-нибудь посчастливиться провести какое-то количество времени беседуя с парижскими панк-группами, довольно скоро вам наверняка захочется присесть где-нибудь в баре и попробовать зарисовать на салфетке запутанные связи, существующие между ними и образующие своеобразное разветвленное генеалогическое дерево.

Несмотря на то, что у многих местных групп буквально одна музыкальная ДНК, звучат они по-разному. Более того, многие создают новые группы просто чтобы попробовать себя в новом звучании, которое не вписывается в их изначальный проект. И в большинстве случаев они остаются в обеих группах. «Я играю на гитаре в нескольких группах, но во всех из них я пробую разные звучания. — рассказывает Виктория Арфи (Victoria Arfi), участница двух парижских панк-групп — P.M.S. и Mary Bell. — Таким образом я выхожу из своей зоны комфорта, а это очень важно, если вы не хотите, чтобы ваш инструмент однажды начал вас раздражать«.

В сентябе прошлого года Gomme и P.M.S. — две парижские группы с яростными, феминистичными текстами — выступали в L’Espace B в 19-м округе Парижа. Барабанщик P.M.S. Фредо Мендес Семедо (Fredo Mendes Semedo) также играет в Outreau. А Гэйлла Джени (Gailla Jany) — басистка Gomme — играет на барабанах в Mary Bell и Los VVs.


Существует даже физическая карта парижской панк-сцены. Это — сеть клубов, сосредоточенных по большей части на севере города, аренда которых стоит недорого. (Относительно недорого, ведь в Париже дорого все). «Если заходить в La La Mécanique Ondulatoire или La Comedia в Монтрёе каждую неделю, — говорит Арфи, — вы будете видеть каждый раз одни и те же лица. Скоро они станут вашими приятелями».

Но какие-то из этих небольших заведений и репетиционных студий закрываются. По большей части это происходит из-за растущих цен на аренду и правил относительно уровня шума. Эти проблемы знакомы DIY-сценам по всему миру. Многие музыканты оплакивали недавний развал La Miroiterie — одного из последних исторических панк-сквотов, который располагался в Менильмонтане, 20-м округе Парижа. Именно там образовались некоторые группы. «Там каждый вечер можно было наблюдать новый гиг, напиваясь пивом по 50 центов за банку, — рассказывает Иза Вареиль (Isa Vareille) из P.M.S. — А теперь там какой-то хипстерский уличный бар с фудтраками, воркшопами по йоге и мохито по 10 евро«.

«La Miroiterie был нашим любимым местом для концертов, — делится Кристофер Готье (Christopher Gaultier) из Youth Avoiders — хардкор-группы, чьи концерты сейчас проходят в основном в La Mecanique Ondulatoire. Ее участники познакомились на панк-концертах в 2009 году. Их объединили именно общие музыкальные предпочтения: Dean Dirg, Press Gang, Idle Hands, Masshysteri и, конечно же, классика вроде Minor Threat.

Вскоре после знакомства они создали собственную группу: Готье на вокале, Кристоф Шмидт (Christoph Schmidt) на гитаре, Бастье Тетрель (Bastien Tetrel) на басу и Марлон Ру (Marlon Roux) на барабанах. С тех пор ребята успели выпустить два EP и два полноформатных альбома. А еще они отправились в туры: по России (один раз), по Европе (два раза) и США (четыре раза, в том числе один раз вместе с Gasmask Terror из Бордо). Трое из четырех участников группы — Готье, Ру и Шмидт — также играют в Stalled Minds, чей первый одноименный альбом вышел в 2015 году. Готье описывает звучание Stalled Minds как «более попсовое» и «гаражное». Также он сообщил, что «Youth Avoiders все песни пишут вместе, а в Stalled Minds все пишет Кристоф».

Гитара Арфи в Mary Bell звучит тяжело и насыщенно (по ее собственным словам, на нее среди прочих повлиял Базз Осборн (Buzz Osborne) из Melvins) и почти ничего общего не имеет с быстрой гитарой в P.M.S. «На мою игру в P.M.S. повлияли американские хардкор-группы 1980-х: Minor Threat, Bad Brains, ранние Cro-Mags. Все это в сочетании с моим собственным звучанием, наполненным басом и почти без высоких нот. Мне говорят, что так играть для гитариста довольно странно, но мне нравится такое звучание, и я хотела, чтобы P.M.S. звучала мрачнее, чем изначально. Разница между нашими демо и EP довольно заметна«.

Группа P.M.S. сформировалась 31 октября 2014 года. Тогда будущая вокалистка Эвелин Браун (Evelynne Brown) привела будущую басистку Изу Вареиль (Isa Vareille) на хэллоуинскую вечеринку, организованную Викторией Арфи и Тристаном Бадре (Tristan Badre) — басистом Mary Bell и будущим продюсером демо P.M.S. Арфи родилась на Хэллоуин, и это, по мнению ее матери, объясняет ее интерес к колдовству, который проявился в оригинальной обложке грядущего EP P.M.S. ее авторства. Эта обложка появилась под вдохновением от картинки, которую Арфи нашла в семидесятинском эротическом журнале. «Виктория была в костюме Генри Роллинза (Henry Rollins), а Тристан — в костюме Джея Ритарда (Jay Reatard), — рассказывет Вареиль. — Я так смеялась. А Фредо сказал нам, что хочет играть на барабанах. Мы начали репетировать через неделю после этого«.

Семедо знал Браун с 17 лет. «Именно она познакомила меня с хардкором», — говорит он. И когда она сказала, что хочет создать группу, он был с ней. Первое демо группы (кассета «jelly-red») было распродано. Промо-материал ее первого EP угрожает «сервировать и подать на подносе» «окровавленный белый шовинистический член». «Когда я прочитал это описание своей девушке, она просто посмотрела на меня с немым вопросом «какого черта?», — говорит Фредо. — Наш лейбл написал это, но, как бы то ни было, это в каком-то смысле отражение того, что мы думаем. Я черный, Эвелин азиатка, мы убежденные антирасисты, и я, благодаря Виктории и моей девушке, поддерживаю феминизм«.

«Когда тебе приходится работать под стеклянным потолком над головой и с зарплатой на двадцать процентов ниже, чем у коллег, хочется смеяться и точить нож, — говорит Вареиль, работающая также адвокатом по семейному праву. — Когда парня расстраивает, что одна из твоих подруг появляется на гиге, настолько, что он считает себя вправе публично называть ее шлюхой, хочется смеяться и точить нож. Когда люди намеренно демонстрируют неуважение к согласию других и при этом имеют наглость винить своих жертв, ты ухмыляешься и точишь нож. Самое время поменяться местами».

Бетси Розковяк (Betsy Rozskowiak) и Ханна Тод (Hannah Todt) из Gomme встретились в 2014 году. Тод, бывшая тогда студенткой из Вены по обмену приехавшей в Париж, решилась пойти на первое в своей жизни свидание через Tinder, чтобы «выбраться из окружения соотечественников«. Ее кавалер привел ее на вечеринку, где она познакомилась с Розковяк, недавно приехавшей в Париж из Калифорнии. «Кажется, с ней я говорила больше чем со своим спутником«, — вспоминает Тод. Розковяк играла на басу в группе из Сан-Франциско под названием Warm White («Эта группа была чуть более разнообразной, чем Gomme. Но у нас была одна довольно готичная песня «Cold Moon» — ее мы иногда играли на концертах Gomme«). Тод играла на гитаре и на басу с детства, а для Gomme она научилась играть на барабанах: участники группы часто меняются ролями.

«Гаражная/гранж сцена здесь мощная, — рассказывает Тод. — Но было бы круто укрепить пост-панк и экспериментальную сцену. Многие мои знакомые из гаражных групп имеют экспериментальные сайд-проекты, которые не очень-то продвигаются. Например, у Фернандо из Bad Pelicans есть синтезаторный пост-панк сайд-проект под названием Superlife/Cyclism. В его рамках он выступает один в костюме офисного работника, а еще катается на сцене на велосипеде. Нужно больше странного!

Прошлой весной Gomme записали свой первый альбом «Hiss» в студии, расположенной на ферме в Бургундии, а в сентябре — дали первый тур по Европе. Gomme играют медленный и мрачный дарквейв/пост-панк. В их альбом помимо всего прочего вошел кавер на «Wuthering Heights» Кейт Буш (Kate Bush) и песня «Gott is Tot» со словами Ницше в оригинале. К слову, продюсерами альбома выступили Дэнни и Мариус из Stratocastors.

The Stratocastors — это, помимо всего прочего, ребята, имеющие ферму в Бургундии. Джером Морван (Jérôme Morvan) и Мариус Атертон (Marius Atherton) выросли в Лорме — маленьком городке в Бургундии, где ежегодно проходит фестиваль под названием Le Festival de la Cours Denis. Друзья создали гаражный/панк дуэт в 2014 году; тогда же они выпустили EP Stratocastors, озаглавленный «Sheitan». Дэнни Кендрик (Danny Kendrick) родом из Калифорнии и Себастьян Полити (Sébastien Politi) познакомились в 2009 году на прослушивании в парижскую консерваторию Nadia et Lili Boulanger. К группе они присоединились в 2015.

В качестве квартета Stratocastors играют экспериментальный электронный синти-поп, напоминающий Devo и французскую нью-вейв группу Plastic Bertrand. А еще они входят в очень небольшое число французских групп, поющих почти исключительно на французском. На своем сайте это они объявляют так: «Ils chantent en français,au grand dam de ceux qui ne comprennent pas la langue de Baudelaire». («Они поют на французском к огорчению тех, кто не понимает языка Бодлера»).

«Мы французская группа, — говорит американец Кендрик. — Лично меня раздражает, когда французские группы поют только на английском. Особенно когда они на английском поют таким образом, который здесь называют «йогуртом». «Йогуртом» — потому что их попытки петь на английском звучат так, будто у них полный рот йогурта«. (К слову, это объясняет слова одной из песен Gomme «Ligne 2», о значении которых без него догадаться было бы сложно: «…Ready for some yogurt on my poor ear drums» — «…Готов к тому, что на мои несчастные барабанные перепонки польется йогурт»).

Конечно, и у них есть сайд-проекты. Атертон и Полити играют в трио Marius et Myriam вместе с сестрой Атерона по имени Мириам. Также Полити играет в группе La Pince Monseigneur, а еще у него есть джазовые проекты. Кендрик играет в Marble Arch, а недавно он стал барабанщиком в Bon Voyage Organisation. Еще Полити и Кендрик играют на барабанах в кумбия-группе под названием Lachinos. Морван в свою очередь участвует в синт-дуэте Supplément Synthé. «Их материала нет в интернете, и это очень плохо, ведь звучат они будто Kraftwerk под ЛСД, — говорит Кендрик. — Услышать их можно только в местных ресторанах«.