Новый Прометей: как Поппи Экройд вновь разжигает пламя неоклассики

Новый Прометей: как Поппи Экройд вновь разжигает пламя неоклассики

Поппи Экройд (Poppy Ackroyd) привлекла наше внимание ещё своей прошлогодней пластинкой «Sketches» — сборником умиротворяющих клавишных композиций, чистых, словно небо после грозового шторма. Следом британская исполнительница, известная по участию в джаз-фьюжн проектах Nils Frahm, Hauschka и Hidden Orchestra, вернулась к более закрученному стилю её предыдущих релизов.

Как результат, в вышедшем в начале февраля «Resolve» Поппи значительно расширила свой инструментальный спектр: будучи далеко не первой, кто догадался совместить классическую и электронную музыку, талантливая пианистка и скрипачка всё же смогла сказать новое веское слово в развитии эклектичного жанра, умело смешав камерные инструменты (включая фисгармонию и спинет), постпродакшн-эффекты и аудиофрагменты из далекого прошлого.

Подобно её ранним работам, «Resolve» демонстрирует удивительную способность Экройд придавать классическим инструментам совершенно неземное звучание. Впрочем, на этот раз она с не меньшим успехом прибегает к более экзотическому и разнообразному арсеналу звука: это и мистический ханг, и атмосферные кларнет с флейтой, и величественная виолончель.

Стоит отметить и плоды полного контроля Экройд над написанием и исполнением композиций: инструментальные секции кружатся в органичном танце с такой хореографией и экономией пространства, которая свойственна самым заразительным поп-хитам. «Мне кажется, слишком многие композиторы пытаются писать «высоколобую» музыку, которая может отпугнуть широкого слушателя», — подмечает исполнительница. «И это определенно не то, чем мне хотелось бы заниматься. Доступность музыки не всегда означает её низкопробность, и наоборот».

Не выходя за рамки относительно строгой неоклассики, «Resolve» остается отличной пластинкой для знакомства с жанром. Проскальзывая мимо интеллектуальных лабиринтов центральной нервной системы, эмоциональность музыки Экройд бьет слушателя прямо в солнечное сплетение. Несмотря на то, что композитор записала альбом в период серьезных душевных метаний, на протяжении всего хронометража музыка не пытается навязывать послужившие основой для её создания чувства:

«Resolve» посвящен стремлению к добру в этом мире несмотря на неожиданные и порой сбивающие с ног препятствия. Ведь что есть жизнь, как не поиск света в беспросветной тьме и печаль утрат на пути к внутреннему росту?» — делится Экройд.


Являясь своего рода носителями этой философии, каждый из 10 треков альбома источает мягкое сияние, что позволяет во всех подробностях рассмотреть их внутреннее устройство. Однако назвать «мягкими» сами треки можно едва ли: каждый из них служит определенной цели и с неумолимой силой движет «Resolve» вперёд. Базовый темп релизу задает биение начиненного шестеренками сердца во вступительных треках «Paper» и «Light». Со временем этот механический ритм гармонично приобретает все более широкий размах, раскручиваясь по архимедовой спирали в композициях «The Calm Before», «Resolve», «Luna», и центральном треке альбома «Stems».

Наконец сбавить скорость и насладиться красотами, в которые нас примчал поезд звучания «Resolve», позволяют безмятежные «Quail» и «The Dream». А своеобразным подведением итогов путешествия служит финальная кода «Trains» — оркестровая версия композиции из альбома «Sketches», уносящая слушателя в закат бешеным локомотивом перкуссии.

В создании нового материала, находящегося на стыке неоклассики и уроков по ведомой медитации, Экройд использовала практически тот же домашний сет-ап, что и в самых ранних работах. Несмотря на музыкальное образование, мастерству сведения и записи она научилась в одиночку. «Надеюсь, моё нынешнее звучание стало получше!», — смеется композитор. «Теперь я бы не стала записывать тем же способом. Впрочем, иногда я скучаю по шуму проезжающих машин, который наводнял мои первые демо. А в дебютном альбоме, который я сводила в трейлере, можно отчетливо услышать стук дождя. Если бы у меня была возможность сделать эти записи чище, я бы ни за что не согласилась».

Экройд не пыталась писать собственные произведения до достижения зрелого возраста, что и привело к налаживанию особых отношений между исполнительницей и её инструментами. «Я изучала современную музыку на фоне заинтересованности в древних техниках, насчитывающих полуторатысячелетнюю историю», — рассказывает Поппи. «Именно это и сформировало моё понимание фортепиано. Меня всегда увлекало нестандартное использование натурального резонирования инструмента, способы придания ему различных форм и характеристик. Оно может быть как завораживающим, так и грубым, а то и вовсе пугающим. И из всех этих бесчисленных вариаций и красок я пытаюсь творить собственные миры, доступные для интуитивного понимания всем и каждому».